Оригинал взят у в Флоренский П. Почему афонские споры в наше время как бы остановились и прекратились в своем развитии? Потому, что мы слишком мало внимания обращаем на общее направление нашей жизни, мысли и деятельности, на основные их линии. Поэтому и я сейчас хочу заниматься не деталями, а общей постановкой вопроса об Афонских спорах. Обычно к этому вопросу подходят не с той точки зрения, с какой требуется, — не с точки зрения общих предпосылок. Происходит эта ошибка оттого, что наше время лишено миропонимания — все люди питаются лишь отрывками и обрывками различных положений и потому нередко впадают в заблуждение, т. Но можно наметить несколько таких данных из нашей действительности, при помощи которых можно подойти к этому вопросу. Сейчас в нашей жизни есть православное мировоззрение и есть ряды других мировоззрений, которые содержат в себе неправославные идеи или даже только известные предпосылки, в результате развития которых бессознательно придешь к неправославию.

о. Флоренский, Павел Александрович

Но эти два мира — мир видимый и мир невидимый — соприкасаются. Однако их взаимное различие так велико, что не может не встать вопрос о границе их соприкосновения. Она их разделяет, но она же их и соединяет.

Дал их и священник Павел Флоренский. И вот ему, как лидеру и Атмосфера всеобщего страха, страха собственной тени, когда стали.

Но, как соединительная ткань, оно разрослось, заполнило собою всю область религиозного сознания наших современников и тем оттеснило оттуда все содержание религии. В этом священном слове истинным содержанием ныне стало: Благовидное перерождение религиозной ткани называется речами о любви. Апостол Павел изображается с мечом обоюдоострым: И нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и открыто пред очами Его: Помните ли, кто именно в особенности говорил о любви?

Надеемся, Вы провели время с удовольствием! Поделитесь, пожалуйста, своими впечатлениями:

Во вступительном слове на защите диссертации Флоренский указал, что оставляет Это 1) «Страх Божий» как первичное религиозное чувство по.

Павел Флоренский, наука, религия, феноменология религии, религиозный опыт, Святое, Высшая Реальность, Истина. Андроник Трубачев , игум. Такие описания, очевидно, для него являлись фактами религиозной жизни, тем более ценными, чем более они лишены субъективных истолкований.

Научный подход к религии в трудах священника Павла Флоренского

Павел Флоренский - Павел Флоренский Философия культа Следуя традиции русской религиозной философии, отец Павел Флоренский духовное начало женственности связывал с почитанием Третьей Ипостаси Духа Святого, облагодатствовавшего Пресвятую Деву Богородицу, а духовное начало мужественности связывал с почитанием Второй Ипостаси Бога Слова, Логоса. Почитание Духа Святого связывалось также с творческим вдохновением, художеством, а почитание Логоса-с осмысленностью, разумностью научной деятельности.

Но еще значительно ранее протоиерей Александр Горский, ректор Московской духовной академии, развивал концепцию святого Григория Богослова о том, что в Ветхом Завете преимущественно действует открывается Ипостась Бога Отца, в воплощении - Ипостась Бога Сына, а после Пятидесятницы-Ипостась Духа Святого [21].

Конечно же, смирение и страх Божий – понятия пересекающиеся, но отнюдь не тождественные. Лествица .. [1] См.: Флоренский П., свящ. Понятие.

Тем не менее, Флоренский, один из первых в современную эпоху мыслителей, кто обратился к литургическим сокровищам Церкви, т. Таинство — точка, где община верующих реально соединяется с Богом, где чаемое Преображение уже происходит. Про эту страшную, огненную природу культа, Богоприсутствия Флоренский пишет: Однако немногие задумывались над неминуемой правдой этих слов, столь близких к суждению философов об изумлении как начале философии. Чтобы иметь познание, надо коснуться предмета познания, признаком, что это прикосновение достигнуто, служит потрясение души, страх.

Да, этот страх возбуждается прикосновением к новому, всецело новому, —против нашей повседневной жизни. В чреду впечатлений мира вклинивается неотмирное, ни с чем не сравнимое, ни на что не похожее, иное. И вклинившись, разрывает ткань обычного, а тем—и наше, приросшее к обычному, сознание; проникает, как меч обоюдоострый, до разделения души и духа, до той спайки, где собственно и соприкасается наше ноуменальное недро с областью феноменов, обнаружений и мирских проникновений.

Проникши же — ожогом ожигает наше Я: Ах, когда железом каленым прижигается слизистая оболочка—тогда никто не спрашивает себя, хочется это или не хочется, нравится или не нравится: Таков и страх Божий. Когда воистину—не манерничая и томно жеманясь—воспримем Божество—тогда не до сентиментальных излияний. Тогда, великим страхом сотрясаемые, из глубины своей возопием:

Страх Божий

Это как падающий на голову слиток золота. Между ними происходят почти постоянно переклики. Мы склонны думать, что Слава Божия — это совокупность похвал человеческих или ангельских, вообще тварных, то есть нечто непостоянное, зыбучее. На самом же деле это — сущее, реальное, даже страшное по своей реальности. Ее реальность лишь открывается людям, — Слава Божия, как облако, наполнила Святая Святых.

«Страх Божий», по сути дела, — это гносеологическое вступление в дальнейший текст: как, каким путем мы можем Павел выводит — это страх Божий. Во второй лекции «Культ, религия и культура» 0. Павла Флоренского

Флоренский, есть прежде всего С. Божий, и кто хочет проникнуть в святилище религии, должен научиться страшиться. В религии ничего не вырастает без этого корня. Бог — великий и страшный для всех и во всем, любая религия пронизана этим неизъяснимым С. Чтобы познавать, надо коснуться предмета познания, и признаком этого прикосновения служит потрясение души, С.

Он вырывает из повседневной жизни и открывает нечто совершенно новое. А новое всегда страшно, поскольку выступает в таинственном, необычном виде. А с бывающим померкло и само наше бытие: Но тогда-то мы нашли и свою вековечную опору — в Сущем от века.

Филиппов Б. о. Павел Флоренский

По иронии судьбы объяснение, которое так надолго запоздало если принять во внимание, что иконостас был частью русской церкви с века — там же, стр. Павла Флоренского [2] , законченном в [3] г. Рассмотрев кратко проблему иконостаса в первой части своего трактата, Флоренский далее посвящает остальную часть текста только иконе, так и не возвращаясь к предмету иконостаса как такового [5]. Это объясняет, почему именно этот труд Флоренского привлек внимание главным образом исследователей семиотики [6] и эстетики, а доводы Флоренского в пользу иконостаса остались пока не только не оспоренными, но даже и не замеченными теологами.

Ик оностас , стр. Таким образом, Флоренский использует набор метафизических клише с тем, чтобы описать две сферы, для объединения которых служит культ.

Поэтому ПРОБЛЕМЫ ТЕОРИИ раскрывает его через другие понятия: « любовь» и «страх Божий». + + + В культурологии П.А. Флоренского содержание.

Как божественная энергия не испепеляет ничтожества твари? Эти и другие подобные вопросы требуют онтологического вскрытия. Переводя на грубый и бедный язык земных сравнений, скажем: Что было бы, если бы в потир опустить частицу солнца? Но там То, пред Чем солнце—мрак, и… чаша невредима. Не кажется ли мгновениями, что священник держит в руке грозовую тучу: Но никакие образы не передадут силы контраста между Богом и тварью—контраста, который необходимо должен быть осуществлен, чтобы было возможно оправдание твари.

Другими словами, речь должна идти там о категориях духовного сознания и об откровении Божием в Священном Писании; о священных обрядах и святых таинствах; о Церкви и ее природе; о церковном искусстве и церковной науке и т. Антроподицея—это путь долу, путь продвинувшегося в духовном подвиге, путь по преимуществу практический. Защищая магистерскую диссертацию в г.

Оглавление:

В настоящее время, как и в начале века, наблюдается повышенный интерес к астрологии, оккультизму, нерелигиозной мистике самых различных оттенков, к всевозможным учениям по организации психической жизни. Газеты и журналы публикуют гороскопы, предсказания астрологов, предлагают рецепты гармонизации индивида и среды.

Не отрицая значения всего этого знания, во все века считавшегося тайным, эзотеричным, нам бы хотелось сказать об отношении к нему христианства. Родиной тайного знания, т.

G. BATAILLE / P.A. FLORENSKY / THE PHILOSOPHY OF THE CULT / THE FEAR OF GOD . Ж. Батай, П.А. Флоренский, философия культа, страх Божий.

Родился возле местечка Евлах в Азербайджане. Он делился с близкими людьми ощущением в себе сочетания костромской крови с африканской, находя в этой"антиномии Костромы и Карфагена" объяснение своим колебаниям"между сидением под общипанной березою и бешеной скачкою в знойной пустыне на арабском коне" Детям моим. Большую роль в формировании мировосприятия будущего мыслителя сыграло общение с природой, способствовавшее его увлечению естественными науками.

С этого момента коренным образом изменились установки сознания, направление воли Ф. Новая ориентация способствовала занятиям философией, однако и занятия естественными науками Ф. В конечном счете, в нем стало пробуждаться чувство глубокой непосредственной причастности жизни к истине и надежда постичь ее в более отчетливой мыслительной форме. Окончив гимназию в Тифлисе, Ф. Особенно большое влияние он испытал здесь со стороны Н.

СТРАХ это:

Так, например, имеется немало антиномий догматических: При рассмотрении как отношений между тремя ипостасями Св. Духовной красоте сопутствует святость тела, сияние которого заливает плоть светом.

Страх Божий есть"начало премудрости" (Пс. ПО, 10) (), без которой человек не может достигнуть единственно истинной и необходимо него.

Павел Флоренский Получено на днях прямое подтверждение вести о смерти великого русского богослова и мыслителя — священника о. Он скончался в Соловках, после летней ссылки в места отдаленные, — от Восточной Сибири до Белого моря. Из всех моих современников, которых мне суждено было встретить за мою долгую жизнь, он есть величайший, и величайшим является преступление поднявших на него руку, обрекших его хуже чем на казнь, но на долголетнее мучительное изгнание и медленное умирание.

Он отошел, озаренный ореолом больше чем мученика, но исповедника имени Христова в антихристово гонение. Посему и эта смерть исполняет душу не только потрясающей скорбью, как одно из самых мрачных событий русской трагедии, но она есть и духовное торжество, как одно из тех, о которых сказано Тайнозрителю: Мне суждено здесь, в чуждой земле, ныне свидетельствовать перед не знавшими его о величии и красоте его духовного образа. Но никогда я не чувствовал в такой мере бессилие своего слова, как перед лицом этого своего долга.

Отец Павел был для меня не только явлением гениальности, но и произведением искусства: Нужно слово, или кисть, или резец великого мастера, чтобы о нем миру поведать. При этом он сам не только родился таким, но был и собственным произведением духовного художества, для чего ему была присуща вся тонкость духовного и художественного вкуса.

Черты его внешнего лика запечатлены на известном нестеровском портрете: В нем вовсе не было идиллической наивности и примитивности, это и о нем могло быть сказано: Извне он был скорее нежного и хрупкого сложения, однако обладал большой выносливостью и трудоспособностью, отчасти достигнутой и огромной аскетической тренировкой.

О страхе Божьем - Дерек Принс